Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Особенности «особо охраняемых природных территорий»
t66x

Фотография с сайта photoadventures.

Постараюсь кратко описать то, что происходит в заказниках челябинской области с точки зрения почти простого обывателя.
Ни для кого не станет новостью, если я скажу, что система природных заказников в нашей Челябинской области функционирует в корне неправильно. Всё заточено на то, чтобы сохранить охотничьи виды дичи — кабана, косулю, лося, тетерева, глухаря и так далее (у кого что есть).
Всё это — пережиток прошлого, и нужно это было тогда, когда общество не могло существовать без охоты, тогда и были созданы почти все заказники, в те времена они были с приставкой «охотничий». Со времен, когда охотничьи заказники переименовали в природные (комплексные), прошло десять лет, всё, казалось бы, просто — теперь нужно заботиться не только об охотничьих видах, но и о всех участниках экосистемы, включая не только «вредные» виды животных и птиц, но даже ландшафт. Однако в головах сотрудников почему-то ничего не изменилось и всё осталось по-старому, а главной их целью остается сохранение охотничьей дичи для дальнейшего использования в охотугодьях, именно поэтому охотхозяйства и организовывали вплотную к охотничьим заказникам.
На сегодняшний день это перестало быть интересным хоть кому-то, и деньги ушли из системы ООПТ в национальные парки и туда, где люди хотят что-то изменить в иную сторону, а ООПТ осталось у разбитого корыта с кучей непонятных обязанностей по воспроизводству животных для охоты.

Дело дошло до того, что вся система ООПТ находится на дне: денег нет даже на соль в солонцы, не говоря уже о более масштабной биотехнии типа засеивания полей, подкормке овсом и надёжной охране территорий. Все находится в таком плачевном состоянии, что без слёз не взглянешь — нищие сотрудники, заправляющие технику бензином из своего кармана, пустые кормушки и солонцы, процветающее и всеобъемлющее браконьерство. Все, что делали сотрудники на участках, вдруг стало никому не нужной чепухой. Ведь подавляющее большинство специалистов (так называемых егерей) в заказниках являются охотоведами или охотниками, что не позволяет им воспринимать животных иначе, без выстрела.


Фотография с сайта tatraphotographyworkshop.

В связи с этим в последние годы правительство в лице президента твердит этой системе, чтобы они зарабатывали деньги, самостоятельно развивая туризм на своих территориях. Однако все лишь разводят руками, мол, на чём тут зарабатывать!? И почти никто не хочет и пальцем пошевелить, чтобы попробовать что-то сделать в этом направлении.
Нищие заказники так и продолжают ныть и не понимают, что они заняты совсем не тем. Никому, кроме охотников, не упёрлись те виды дичи, за которые они так борются. Проводятся ЗМУ (зимние маршрутные учёты) с огромными финансовыми и людскими затратами, и всё для того, чтобы подсчитать охотничьи виды, хотя с этим прекрасно бы справились десяток правильно установленных фотоловушек. С огромным трудом наполняются кормушки и солонцы, но охотники не собираются за это благодарить, им попросту все равно. Ведь хорошо отрегулированное охотхозяйство в наши дни само может вести всю биотехнию и иметь у себя на территории в разы больше дичи, без всяких заказников.
Помимо всего прочего, и в охотхозяйствах, и в заказниках неохотничьи виды животных и птиц в лучшем случае игнорируются, в худшем — истребляются. И особенно это касается хищников.


Филин (красная книга России) застрелен охотниками в ходе самовольного регулирования для увеличения поголовья зайца.

Мало кто из специалистов на участках в заказниках может похвастаться знанием неохотничьих видов (да и знанием охотничьих видов они не блещут). Не знают они и того, что с этими видами можно делать и как использовать себе на благо законным способом, а, между тем, вариантов много.
К примеру, волк и медведь в виде фотографии приносит финнам огромные деньги, а у нас волк — это злейший враг, от которого все стремятся избавиться! Нашли у себя на территории тушу лося, задранного волками, и начинается погоня за вредителем. А на деле радоваться нужно — ведь похвастаться хорошей фотографией волка может далеко не каждый российский фотоанималист (если, конечно, он не был в Финляндии!).


Фотография с сайта finnature.

Схема работы с волком (медведем, росомахой, енотовидной собакой, рысью) очень проста и состоит из двух вариантов:
1. Потратить кучу денег на бензин, патроны и прочее, и пристрелить «гада», чтоб он не мешал охотничьим видам, а после продолжить сетовать на нехватку финансирования.
2. Потратить ту же кучу денег, чтобы сделать укрытие, выложить приваду и пригласить фотографов для съемки этого красивого и умного животного и, при правильном и качественном подходе, снимать денежные (возможно, даже долларовые) пенки.
За волком на приваду подтянется и медведь, и большие крупные птицы, которые также принесут доход. Разумеется, эта работа не на одну пятилетку, но начинать когда-то нужно, и если бы заказники занялись этим сразу после изменения своих положений, то сейчас бы уже имели хороший поток туристов со всех уголков планеты и не стояли бы с протянутой рукой.


Скрадок на медведя, вид изнутри. Фотография с сайта photoadventures.


Справка: Стоимость места в финском скрадке на медведя и волка составляет порядка 2000 евро за 5 дней.
Кто умеет считать, тот поймет разницу между «казнить» и «помиловать».

Та же история с пеликаном: у нас он считается крайне вредным видом, который, буквально, вычерпывает озера в поисках рыбы, а также не терпит соседства с охотничьими видами птиц, тем самым вредит хозяйству. И, собственно, так и оказывается под выстрелом. А вот то, что можно прикормить краснокнижную птицу и затем таскать туристов в это место, никто не догадывается.


Прикормленный пеликан. Фотография с сайта manfaibence.

К сожалению, нет у российского человека (а тем более у среднестатистического охотника) в крови такого понятия как экотуризм и фотоохота, зачем кому-то просто смотреть на животных и птиц и знакомиться с дикой природой, если после этого ее невозможно съесть?! Не понимает русский человек, что на этом можно зарабатывать и тем самым приумножать свою природу, не знает он, что во многих странах Европы фототуры в живую природу — это отдельная статья доходов, причём весьма огромных. Понимает он лишь то, что можно подстрелить и сожрать. А того, кто пытается почерпнуть что-то хорошее из западной культуры, можно назвать иностранным агентом и засудить, так проще, так по-нашему!

Вывод: Для того, чтобы вылезти из этой беспросветной дыры, нужно направить биотехнические мероприятия на сохранение и концентрацию неохотничьих видов животных и птиц в границах заказников, а не на их устранение, как принято сегодня. Сделать это задачей номер один, после чего и устраивать туризм.
Но для начала нужно поднять свою ленивую ж#пу и начать решать проблему, а не жаловаться на государство и браконьеров, на безденежье и бездичье, тогда возможно что-то из этого выйдет.


Избранные записи из этого журнала

  • Сказка о пожарном из Магнитогорска

    «Мир опасен не потому, что некоторые люди творят зло, но потому, что некоторые видят это и ничего не делают.» Альберт Эйнштейн. Речь пойдет…

  • Особенности национальной охоты

    Большинство охотников, особенно начинающих, попросту не знают, какая птица занесена в Красную Книгу, а какая нет. Отсюда и сообщения, подобные таким:…

  • Особенности национальной охоты 2

    Даже и не знаю с чего начать. Много чего случилось за время написания первой части, как плохого так и хорошего! Давайте поговорим о плохом. Начну…


  • 1
Ну, несколько сумбурно написал, но тема правильная. :)
Мы у себя начали поднимать вопрос о том, что комплексные заказники нужно переориентировать с заботы об охотничьих видах на комплексный подход, а, в первую очередь, на работу по выявлению и сохранению краснокнижных видов. Но тут возникли проблемы, одной из которых ты коснулся - незнание этих самых видов не только охониками, но и инспекторами. Тут сразу скажу об одной методологической яме: литературы вокруг Красных книг выходит много, но далеко не все виды можно определить по картинкам, которые размещены в этих изданиях - нужны справочники с ключами (оптимизированные именно под определение краснокнижных видов). Ещё одна проблема, которая вылезла, это отсутствие материалов по биотехническим мероприятиям для не-охотничьих видов. Пришлось делать такую короткую методичку и передавать соответствующей структуре.
Как результат, в головах чиновников что-то отложилось, что-то началось делаться по биотехнии краснокнижников (в основном силами школьных групп, но может это и лучше).
Что касается зарабатывания денег региональными ООПТ, то нужно понять, что сами они этого делать не будут - это не их задача, нет у них таких функций. Но вполне возможно налаживать взаимодействие с унитарными предприятиями, через которые ведётся финансово-хозяйственная работа в заповедниках, пытаться что-то организовывать. И главное - обмениваться опытом, как положительным, так и отрицательным.

artur_murzahan много делает для привлечения фототуристов.

(Анонимно)
Зачем ехать в Россию, когда есть Финляндия?

В Финляндии дорого во-первых, во-вторых те же корейцы, чтоб попасть в Финляндию пролетают всю Россию.

И запретить охоту нахрен.. 21 век. Хочешь мяса, пойди в супермаркет. Ну выстрели в него дома, если так хочется.

Меня только раз спросили сколько я возьму за установку гнезда для аиста и вышку для съёмки у его гнезда, если он его заселит. Дальше дело не пошло. У меня нет фирмы для таких работ, а у них нет денег для оплаты.
Второй раз спросили могу ли я посоветовать место для установки укрытия и консультировать, как его сделать. Я согласился с условием, что я там буду снимать без оплаты. Это тоже заглохло.
Всё!

На самом деле этими делами должны заняться предприимчивые егеря, которые знают свою местность и живность в этой местности. Начать с малого, скрадка на глухарином току, к примеру, а затем наращивать и создавать новые площадки. Только так. Скрадок на глухаря выйдет примерно в тысячу, и вся эта тысяча уйдет на бензин и еду.

Спасибо. К большому сожалению, сегодня малый бизнес и наша система ООПТ несовместимы! А таким делом, должен заниматься только бизнес, а не в коем случае государственные ООПТ...

ООПТ должны создать (сохранить, привлечь) то, с чем можно работать, то есть животных.

Золотые слова.
Но что могут здравомыслящие люди в окружении охотолюбивых депутатов и их шестёрок-егерей?

Это вопрос третий. Ведь как только на территории появятся независимые люди с фотоаппаратами (на которых невозможно надавить), которые будут снимать все подряд, в том числе и беспредел, это быдло сразу исчезнет, потому как никому не хочется получить по шапке.

Ну в этом вопросе нужно отделять котлеты от мух.

Во-первых, это бизнес. Поэтому не нужно уповать на гос/муниципальные структуры или "предприимчивых" егерей - они там в других вопросах предприимчивы. Да и егерь - человек временный на территории, зачем ему там какой-то долгосрочный бизнес строить.
2. Бизнес работает только там, где есть покупатель. Почему в Финляндии это есть? Например, потому, что там при населении в 5,5 млн человек есть 30 орнитологических клубов, в которых состоит 11.000 человек (http://birdlife.fi/english/index.shtml). Откуда они там взялись в таком количестве - это отдельная история.
Я не поленился и глянул: население Челябинской области - 3,5 млн человек. Полагаю, что орнитологов и бердвотчеров у вас не на один, а на два порядка меньше, чем в Финляндии. И, собственно, такая ситуация во всех наших регионах, что касается не только птицеглядов, но и фотографов-анималистов и другой потенциальной аудитории.

Резюмируя:
1. Развивать данное направление как бизнес пока нереально, только как хобби.
2. Нужно работать по наращиванию потенциальной аудитории для таких направлений экотуризма. Государство навряд-ли будет этим заниматься. Равно как и бизнес.

А если ещё сравнить чахлое количество бёрдвочеров, готовых платить деньги за своё увлечение с количеством охотников, то станет понятно, почему ориентируются не на бёрдеров, а на охотников

Я бы добавил сюда ещё такую правовую коллизию.
Коли мы говорим о региональных ООПТ, то они, по сути, в отличии от федеральных ООПТ, не являются собственниками и эксплуатантами земель, на которых расположены ООПТ, а лишь следят за режимом их эксплуатации. Т.е. зямля там принадлежит сельхозпользователям, Гослесфонду и/или сдана в аренду лесопользователям, Госнедрам и т.д. Поэтому формально гос.структура в лице ООПТ на этой территории может что-то делать только с разрешения собственника и/или арендатора (даже проводить какие-то биотехнические мероприятия, а не то что стационарные скрадки ставить).
Исходя из этого и воспринимая этот вид экотуризма как долгосрочный бизнес на какой-то конкретной территории, необходимо его выстраивать через собственника/арендатора земельного участка, на котором предполагается такая деятельность. Причем речь идёт именно о долгосрочных отношениях. Гипотетически, какой-то участок для такой деятельности можно выкупить или взять в аренду, но в действительности тут речь может идти только о землях сельхозназначения, т.к. для земель Лесного фонда или околоводных территорий это невозможно. Причем, для земель сельхозназначения это тоже проблематично, т.к. их могут изъять при нецелевом использовании.
Единственный выход, который я вижу - взаимодействие с охотхозяйствами, особенно с теми, где есть реальные зоны покоя. Но я сомневаюсь, что они сами будут что-то делать, т.к. экономический эффект тут не очевиден. Придётся делать самому в надежде, что тебя, если вдруг проект заработает, не попросят покинуть территорию, оставив там имущество.

Думаю и этот вопрос можно решить. Земли сельскохозяйственные должны использоваться, на сколько я знаю. Их можно изъять из пользования если земли не используются, у нас такие места есть. Земля, все того же, донгузловского заказника находится в аренде, но уже больше 10-ти лет на ней никто ничего не делает.

Пока понятно только что большинство заказников регионального значения существуют только на бумаге, в отчетах. Есть счастливые исключения - заказник "Степной", который спасает сайгаков и которому давно пора дать статус заповедника. Но работа в этом направлении вроде как начинается.
А так да, заказники придатки охотхозяйств. У нас одно охотхозяйство знаешь что делает для охраны охотресурсов? Каждую весну поджигает тростник. В тростнике трудно птицу добывать, говорят... я туда ездил и прошлую весну, и позапрошлую - все выжжено, ни гнезд, ни птиц. Но к осени все равно птица появляется, пролетная или местная кормится на ильменях. Все довольны.

Жечь тростник — это национальная забава, а тут еще и польза!

Я не знаю как во всей России (хотя медведи на Камчатке, думаю, тоже актуальны), но если б я узнал что в ~100-200 км, от Москвы можно поехать и поснимать кого-то из готовых скрадков, то с удовольствием заплатил бы, и не раз. И, думаю, я не один такой.

Вот и я о том же. А если скажем, есть место в 1000 км, но там можно зависнуть на неделю, и на волке и на медведе, на тетереве, глухаре и прочих, то почему бы и нет!?

Это с нашими то зарплатами куда то ездить? У людей на фотоаппарат то денег нет. Вот когда уровень жизни подойдёт к Финскому, тогда это будет востребовано, а пока только лишь мечты. Я у себя этих скрадков настроил, выставки провожу, но хоть бы одна душа, даже без платно...

Многие, конечно, не захотят платить. Я, например, стараюсь по знакомству присоединиться к какой-нибудь экспедиции или на биостанцию приехать - бесплатно. Но есть ведь разные люди - кто-то, может, готов платить. Но интереснее было бы привлечь иностранцев - в самом деле, ездят же к нам бердвотчеры.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account